Книги и велосипеды: туалетное чтиво

С полезными книгими разобрались, пришло время взглянуть на чтиво, которое моя супруга называет туалетными романами для мужчин. Ничего выдающегося от этого списка ожидать не стоит, так как подобные книги подходят лишь для чтения в самолете или в поезде — где какой-нибудь Thoughtful machine learning заходит довольно туго.

Большинство современных велосипедных романов в той или иной степени завязаны на теме Лэнс-доппинг, но даже среди этого холивара можно найти несколько хороших экземпляров с приличным слогом и темами отличными от я не хотел, но время было такое и вобще меня заставили.

cyclingtoileteread.jpg

 

Rough Ride, Paul Kimmage

Ирландский гонщик Пол Киммадж ездил в конце 80х — период, когда в пелотоне сиял его соотечественник Стивен Роч. В это же время в пелотон начал пробираться повальный доппинг и Киммадж, будучи всего лишь доместиком, позволил себе открыто об этом заявлять. Все это привело к тому, что против него выступил не только пелотон, но и ирландская публика, которая отказывалась верить, что Стивен Роч нечист, и Киммадж был вынужден завязать с карьерой велосипедиста.

Если с велосипедом не сложилось, то с литературным таллантом у Киммаджа все хорошо, о чем можно судить по автобиографической книге Rough Ride, которая наполовину состоит из статей, которые Киммадж писал, как журналист по завершению велосипедной карьеры.

Без допинга в книге не обошлось — все таки Киммадж был одним из первых журналистов, который начал открыто наезжать на Лэнса, но большинство текстов в книге рассказывают о том, как работала система вело-команд в Бельгии и Франции в 80-х, какая неблагодарная профессия — быть вело-гонщиком, и как складывается судьба велосипедистов по окончинии профессиональной карьеры.

Одна из немногих авто-биографий о велоспорте, которая читается с удовольствием и не оставляет горького привкуса впустую потраченного времени.

 

Pro Cyclist on $10 a Day, Phil Gaimon

Фил Гамон — современный американский гонщик, который ездит за команду Cannondale, а в свободное от работы время ведет колонку на ESPN и на VeloNews. Если Киммадж был окном в велоспорт 80-х, то Гамон — это рупор современного пелотона.

С юмором и слогом у автора все в порядке и книга Pro Cyclist on $10 a Day дает отличное представление о том, что из себя представляет вело-карьера в США.

Повествование в книге обравается подписанием контракта с командой Garmin, так что сиквел, я думаю, не за горами. Garmin, с тех пор, почил в бозе и стал Cannondale, а Гамон был вынужден проездить год в про-континентальной команде, где, я полагаю, он набрал достаточно материалов для новой книги.

Хорошее и увлекательное чтиво. С нетерпением жду продолжения.

 

Wheelmen, Reed Albergotti & Vanessa O’Connell

Если интересует сага о Лэнсе с упором на факты и с минимальным количеством соплей, то Weelmen — это лучшее, что мне попадалось. Фактически это причесанный для широкой публики доклад USADA, поданный в контексте конкретных гонок и событий с их героями и, соответственно, антигероями.

Книга написана журналистами, которые разбавили сухие аргументы и факты антидопингового агенства слаженным повествованием. Читается легко и захватывающе, но местами таки хочется блевануть от попыток драматизировать в стиле …when he went back to his room that night he cried. Тем не менее книга на порядок лучше всех остальных попыток рассказать о временах Лэнса.

Если кому-то еще интересна тема Лэнса, то это самая удобоваримая книга.

 

The Secret Race, Tyler Hamilton

Одна из первых книг о допинге 90-х от главного свидетеля в деле Армстронга. Хамильтон драматично рассказывает о том, как он допил сначала с Армстронгом, а потом и против Армстронга.

Книгу писал не сам Хамильтон, а ghost writer, так что получилось довольно коряво, так как писатель был вынужден сглаживать неудобные для Хамильтона моменты. Если это первая книга из серии как я допил, то читается довольно увлекательно, но если Wheelmen уже прочитан, то задаешься вопросом — зачем я трачу время на эту ерунду?

Резюме — туалетный роман, как есть.

 

Racing Through the Dark, David Millar

Меня подставили и время было такое… Миллар пишет сам и пишет довольно неплохо. Первая половина книги — о том, как он вырос в Гонконге, как стал велосипедистом и перебрался в Европу — хорошая, вторая — отмазки на тему допинга и в этом месте роман можно смело сливать туда, где ему и место.

Миллар, кстати, стал очень громким адвокатом против доппинга, но Киммадж все равно считает его мудаком. Я в этом вопросе доверяю Киммаджу, так как слог у него лучше.

 

Domestique, Charly Wigelius

Я не хотел, меня заставили… Та же песня, что и с Милларом, но подана с точки зрения доместика. Как и в предыдущем случае, первая половина книги дает увлекательное представление о черновой работе, которую выполняют лейтенанты, довольно весело задевает времена команды Mapei, но сопли о допинге — самое приторное, что мне попадалось.

Книгу писал ghost writer, а сам Чарли Вигелиус сегодня работает спортивным директором команды Cannondale.

Резюме — ерунда. Ждем, когда Попо издаст свои мемуары, а пока его блог на VeloLive точно интересней будет.

 

Потерянное поколение

Если у вас сложилось впечатление, что все книги англо-саксонские и связаны с допингом, то должен с вами согласиться. Не знаю есть ли хорошие французские, итальянские или испанские мемуары — переводов я не нашел, но голландские и бельгийские мемуары, которые я мог бы прочитать в языке оригинала, мне читать неохота, так как тут будет если не Богерт, то какой-нибудь Фандербруке, а хрен редьки не слаще.

Я думаю, что придется подождать еще пару лет пока Пьер Ролан не напишет нам о том, как на 30-м году жизни он открыл для себя тренировки по мощности, а компанию ему составят Пино и Барде с историями о том, как овсянку ели, чтобы накопить карманных денег на бэушный SRM уже в 18 лет.

Пока я присматриваюсь к мемуарам Лоренса нашего Тен Дама — все-таки человек засветился выиграв в юности La Marmotte, а это, скажем честно, не самый ортодоксальный путь в профессиональный пелотон, но вот период в Rabobank меня как-то пугает и боюсь, чтобы не получилось, как с Богертом, который наваял мемуары, а через месяц вышел из шкафа с пакетиком крови наперевес.